Построить дом… Загородный дом без изъянов

[Предыдущую часть см.: Построить дом… Проекты домов]

Служебные обязанности Ивана Карловича заключались в том, чтобы встречаться с потенциальными клиентами компании и предлагать им проекты загородных домов – с тем прицелом, конечно, чтобы одним проектом не ограничиться, а красноречием своим убедить гражданина или гражданку построить дом по этому проекту с помощью, разумеется, строителей самой компании. И первый блин у Ивана Карловича вышел, как и полагается, комом.

У нее была строительная фирма (которая, правда, строила не дома, а производственные ангары) и потрясающий, как огромная селедка, зеркальный стол в кабинете. Сидишь за таким столом и можно водить пальцем по лицу того, кто сидит напротив тебя и отражается. Это она сама Ивану Карловичу потом сказала, а сначала он не понял, зачем она стол ладошкой утюжит, когда он ей разные проекты домов расписывал.

Уселись они, значит, друг против друга, он портфель свой с проектами пока на пол поставил, сразу выкладывать на стол не рискнул, побоялся преждевременно взволновать. И начинает издалека, что, мол, «проекты у нас самые продуманные и эстетичные, и вы ни за что не пожалеете, что положились на нас. А картинки и чертежи можете хоть сейчас посмотреть. Потрогать, повертеть в руках, это сразу заметно, даже по картинкам, что проекты домов отменные». И тянется рукой вниз, чтобы достать и продемонстрировать, что у него с собой имеется. А она как вскрикнет, что нет, не надо, не будет она сейчас никакие проекты трогать, потому что у нее маникюр утрешний. Хотя, конечно, она очень заинтересована.

– Но я не могу без того, чтобы вы лично удостоверились, – говорит Иван Карлович. – У нас все по-честному и индивидуальное предложение.

– Вот и отлично! – отвечает она.

И выдвигает ему встречное предложение: он приезжает к ней домой и находит десять изъянов в проекте того дома, который у нее уже есть.

– Если найдете и будет убедительно, я заключу с вашей компанией договор на строительство загородного дома.

При этом улыбнулась и ноготками по зеркалу – цень, цень, цень, так что Иван Карлович сразу решил, что звезды с первой же попытки встали, как ему надо. И без раздумий согласился.

Договорились, что он приедет в ближайший выходной, чтобы без спешки и основательно. Она объяснила, как добираться, и вот он уже стоит потрясенный перед ее дворцом. На вид – настоящий кладезь всяческих изъянов, там не то что десять, а все пятьдесят найдется. Он решительно нажал на кнопку звонка, а сам предвкушает уже минуту, когда снова окажется на улице со сделкой века на руках.

Она предстала перед ним живописью маслом – в розовых чулках и мини-платье болотного цвета. Он ее даже не сразу узнал, потому что до этого она выглядела, как обычный человек. А тут и узнавать некогда было, потому что слишком стремительно и феерично. Она выпорхнула, схватила его за локоть и сразу потащила на самый верх, в мансарду. А там зеркальные стены, и не четыре, как у всех нормальных людей, а непонятно сколько, и Иван Карлович моментально оказался размноженным на бесконечные копии, и на каждую его копию пришлось по одной покупательнице загородного дома. Он неумышленно принялся высчитывать в уме сумму грядущей сделки, а она прошла на середину и стала размахивать руками и вроде как по-спортивному танцевать.

А когда запыхалась, спрашивает, не догадывается ли он, зачем они сюда пришли. Иван Карлович поднял портфель с проектами домов и недвусмысленно им потряс, а она, вместо того чтобы предложить ему заняться поиском изъянов, давай вдруг рассуждать об отражении душевных порывов в людях и о других не менее подозрительных вещах. При этом то и дело щипками поправляла на себе вспотевшее платье, а когда они наконец (она не умолкала) стали спускаться назад по лестнице, попросила, чтобы он шел впереди и поддерживал ее за руку.

– Потому что вы посмотрите, эти несносные туфли так и мечтают, чтобы я полетела вверх тормашками!

Так что целых двадцать семь или все сто ступенек Ивану Карловичу пришлось двигаться вполоборота и в критической близости наблюдать две нейлоновые лепешки ее коленок. Короче говоря, оптимизм у него стал понемногу убывать, но не совсем. Ладно, думает, раз издалека заходит, значит, большой дом собирается строить. Как он об этом подумал, так и сжал крепче ее руку…

Ну так вот, руку-то он ей сжал как бы по-деловому, то есть, значит, символически закрепляя будущий договор, а она почему-то охнула и назвала его «нетерпеливый шалун». Хотя он и правда уже был весь в нетерпении, особенно когда она усадила его в бесхребетный диван, а он, сколько ни озирался, не мог приметить вокруг ни одного приличного изъяна. Ему хотелось как можно скорее приступить к осмотру дома, чтобы убедиться, что в нем не все так продумано, как начинало казаться. Его вдруг охватил страх, что его проекты здесь бессильны.

У вас в душе смятение, сказала она, сейчас мы все исправим. Вы предпочитаете вино или коньяк?

Иван Карлович вообще не пьет, но предпочел коньяк, потому что однажды он выпил коньяк, и Наталья Филоновна сказала ему на следующий день, что в пьяном виде он ужасен, философствует и находит изъяны в своей жизни. А поскольку ему срочно нужны были изъяны в доме его клиентки, он залпом осушил рюмку и еще на одну напросился. А после второй решил брать инициативу в свои руки и говорит, что пора бы уже и с домом как следует ознакомиться.

Она сидит рядышком и платье уже даже не поправляет, так что ноги почти на все сто процентов порозовели. Поднесла бокал с вином к губам, сделала глоток и отвечает, чего его искать, это местечко, она его и так прекрасно знает.

– Пойдемте!

Вытаскивает Ивана Карловича из дивана и ведет по каким-то коридорам. Привела и показывает рукой: ну вот. А что – вот? Иван Карлович по всем углам посмотрел, в гардеробную с ее позволения заглянул и даже под кровать. Нет, резюмирует, здесь вроде никаких изъянов не наблюдается, так что ведите меня в гараж, наверняка там все неудобства налицо.

Какой еще гараж, смеется она. А хотите, можем в бассейн пойти?

Ну, бассейн так бассейн. Приходят они туда, и она тут же скидывает с себя все, что было на ней болотно-розового, и бросается на водяную гладь, как на амбразуру. Вынырнула и манит его последовать ее примеру. Так и говорит, давайте и вы тоже, следуйте естеству, не чините себе препоны.

Но купаться Иван Карлович не хотел и самостоятельно приступил к осмотру помещения. И сразу видит главный недостаток.

– Выход у вас тут всего один, а лучше бы два, чтобы на приусадебный участок сразу выплывать. И потом, можно ведь из бассейна канал в огород вывести, чтоб картошку удобнее поливать.

– Какую еще картошку? – спрашивает она и подплывает к бортику.

Он по ее глазам сразу понял, что его идея ее ошеломила. До него, видать, ей об этом никто не говорил, а сама она не догадалась. Какую? Он показал руками.

– А что, у вас все проекты полив картошки из бассейна предусматривают?

Нет, отвечает Иван Карлович, не все, но некоторые. Он поставил портфель на пол, достал из него парочку проектов и протянул ей. А сам отвернулся, чтобы ее не смущать, ведь на ней совсем ничего не было.

И тут слышит, бултыхнулось что-то. Поворачивается, а портфеля его нет. Нырнул! Она, наверное, потянулась, да неудачно за него ухватилась, вот он и пошел ко дну. Иван Карлович как был в штанах и галстуке, так и прыгнул следом.

А потом они часа два сушились – он, портфель и проекты. Иван Карлович сидел в халате бывшего мужа и пил коньяк, чтобы снять стресс. Она была в чем-то прозрачном и походила на фею. Предлагала ему растереть спину коньяком, но он из скромности отказался, потому что и так хорошо.

В общем, десять изъянов он так и не нашел, и договор на строительство загородного дома сорвался. На следующий день она позвонила, чтобы дать ему второй шанс, но он не поехал: еще не хватало, чтобы он спился. Да и Наталья Филоновна отсоветовала.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Как построить дом © 2013